• Корзина товаров:

  • 0 шт. - 0 руб.

Товары в корзине

Интернет-магазин "Гарбузов Г.А."
Сочи – 354002, Курортный пр.74/1 кв. 26
Тел. 8 862 271 02 37, 8 928 234 98 80, vitauct@yandex.ru
 
СЕРОТОНИНОВО-МЕЛАТОНИНОВОВЫЙ МАЯТНИК.
 
 Новая концепция универсальной регулировки и интеграции всех процессов в организме.
Этот верховный маятниковый механизм создан не только для управления и поддержки стабильности всего огромного потока разнонаправленных процессов внутри организма, но и обеспечивать навигацию для сохранения устойчивости в изменяющихся непрерывно внешних условиях среды.
Гипотеза интеграции и навигации выдвинута автором впервые. Она позволяет объяснить многие ранее не увязывавшиеся и противоречивые научные факты, позволяет объяснить механизмы приспособления организма как единой интегральной системы, его развития, этапов онтогенеза и многих болезней. Без этой универсальной гипотезы другие научные построения не могли быть самодостаточными.
До этого ранее серотонин в эпифизе воспринимался лишь как химический предшественник мелатонина, или как нейромедиатр, или как самостоятельное вещество обеспечивающее тонус нервной системы. При этом он не рассматривался как гормон-балансир, работающий только в паре с мелатонином, что и обеспечивает реализацию верховного механизма интеграции всех процессов. Серотонин рассматривался лишь как вещество, играющее роль посредника между нервными клетками, без которого химическая реакция производства мелатонина оказалась бы прервана.
Эту мысль подтверждает тот факт, что применение больным с депрессией мелатонина, дает улучшение их психического состояния, настроения, хотя, казалось бы, по идее у них итак избыток мелатонина из-за короткого светового дня. Казалось бы, для таких больных необходимо повышать уровень серотонина, чтобы их тонизировать. Но суть маятника в том, что, затрагивая его одно крыло, начинает корректироваться, раскачиваться и улучшать работу, амплитуду противоположное крыло. Неудивительно, что, ожидая эффект в одном крыле, мы можем получить положительный ответ и в другом крыле. То есть подкачивание одного крыла подкачивает работу другого. Следовательно, эксперименты с целью снятия депрессии у человека с помощью дополнительного освещения и удлинения светового дня направлены на увеличение серотонина. Именно его недостаток приводит к депрессиям. Высокий уровень серотонина обеспечивает затем и высокий уровень мелатонина. На Западе приобретает известность метод лечения депрессии дополнительным освещением, то есть удлинением дня. Но такое лечение идет только за счет исчерпания резервов, дополнительном напряжении организма. Амплитуда маятника на небольшое время увеличивается, а затем еще больше становится мелкочастотной, размытой.
Рассогласование работы маятника – путь к предболезни. Организм не чувствует ни хорошего бодрствования, настроения, ни хорошего сна. Все размыто, смазано. Начинается состояние предболезни, десинхроноза и дистресса. Эпифиз при этом угасает, теряет свой тонус. А это уже база для преждевременного старения и ряда хронических болезней.
Во многих работах путается функция серотонина в качестве нейромедиатора и функция серотонина в роли гормона. Здесь он участвует в разных системах. Мы будем говорить о роли серотонина в качестве гормона. С возрастом амплитуда выработки мелатонина падает.
Роль серотонина в созревании организма. За половую зрелость и перезревание (адальтус) отвечает не уровень мелатонина, а серотонин. В научной литературе встречаются противоречивые мнения: по одним авторам мелатонин стимулирует половое созревание, а по другим – наоборот его сдерживает.
Отношение серотонина ко сну. В то же время в литературе встречаются противоречивые данные по физиологическим свойствам серотонина. В отличие от других авторов Стенли Корен в книге «Тайны сна» указывает, что серотонин, по-видимому, тесно связан с теми отделами мозга, которые отвечают за ощущение сонливости. Когда уровень серотонина в этих областях мозга высок, как это обычно бывает поздним вечером, мы становимся очень сонными. Когда уровень серотонина низок, как, например, утром, мы чувствуем себя довольно бодро. По-видимому, ошибки разных трактовок связаны с тем, что параллельно не учитывался одновременно уровень мелатонина, который имеет свое физиологическое действие, а также не учитывается, что анализ концентрации серотонина разными исследователями мог проводиться в разных структурах мозга. Также разные концентрации серотонина могут проявлять разное физиологическое действие. Видимо серотонин также, как и мелатонин, влияет на организм как своей амплитудой (мощность концентрации), так и частотой (суточные колебания концентрации). Если лишить человека сна, то можно заметить, что уровень серотонина повышается и его количество напрямую связано со степенью желания такого человека заснуть. Исследования, проведенные как на животных, так и на людях, показали, что если ввести в организм препарат, который блокирует действие серотонина или снижает его уровень в головном мозгу, то это разрушает сон, вызывая возбуждение и бессонницу.  Гипотетически можно предполагать, что попросту из серотонина недовырабатывается мелатонина. С другой стороны, препарат, который увеличивает уровень серотонина, расслабляет и вызывает сонливость. Возможно здесь просто становится возможным больше выработать мелатонина?
Но восстановить мощный уровень серотонина можно только тогда, когда будет вырабатываться достаточно мелатонина и наоборот: без достатка серотонина невозможен достаток мелатонина. Так какого же воздействия светового или темнового, организму нужно больше, чтобы усилить их продукцию?
Погружение организма в темноту приведет к снижению выработки серотонина, но к преобладающему синтезу из него мелатонина. Баланс постепенно должен сместиться не к простому увеличению синтеза мелатонина, а к медленному снижению всего уровня серотонин + мелатонин, так как серотонин является предшественником для синтеза мелатонина. Но при общем их снижении синтез будет смещен в сторону мелатонина. Концентрация его будет преобладать над серотонином, что в конечном случае будет иметь свой определенный лечебный эффект. Но длительно организм в таком состоянии удержать нельзя, так как в целом эта система будет «тухнуть», то есть будет уменьшаться амплитуда (суточная концентрация) выработки этих гормонов. Чтобы система не затухала, можно предложить такие условия, когда организм находится на высокой освещенности, но кратковременно, а темновой период существенно удлинять, например, удлинять ночное пребывание на 2-3 или даже 5-7 часов, но с учетом, что световой период уменьшается настолько же.
   
Принцип гироскопа.
Итак, выше мы показали, что эпифиз работает по принципу колебательного контура, осциляции. По сути, он работает по принципу своеобразного механизма гироскопа, механический прототип этого прибора применяется в авиации. Принцип гироскопа – это ²волчек², постоянно крутящийся, вибрирующий, колеблющийся. От степени его колебаний, силы вибраций, скорости вращения и других показателей его ритмических изменений идет автоматическое управление многими другими приборами и системами управления самолета. Это важнейший прибор жизнеобеспечения как в самолете, так и в организме человека. Слом этого механизма ведет к нарушению работы ²автопилота². Все процессы переходят на автономный режим самоуправления. Интегратор, синхронизатор этих процессов не работает. Вся сложная система организма выходит из оптимального режима работы. Нет больше той уникальной ситуации, когда все процессы в организме работают строго в унисон, идеальная синхронизация всех процессов.
Баланс гормонов серотонина и мелатонина в эпифизе - является ключевым механизмом работы гироскопа. Напомню, что в эпифизе имеются одновременно как серотонин, так и мелатонин. Причем первое переходит во второе. Серотонин нужен в эпифизе не просто как субстрат для мелатонина. Он активно управляет его образованием. Соотношение этих гормонов в эпифизе говорит о его химическом крене на данный момент. Внешние факторы могут определять, чего должно больше вырабатываться на данный момент. Гироскоп чувствителен к углу наклона самолета или заданного курса, а серотониново-мелатониновый маятник чувствителен к актиноритмическим факторам. Они определяют скорость метаболизма серотонина в мелатонин. В результате в эпифизе будет преобладать то фаза доминирования синтеза серотонина, то фаза мелатонина. Именно скорость перехода серотонина в мелатонин определяет состояние гироскопического поворота «волчка». Этот гироскоп является навигатором работы соподчиненных с ними систем. Он ориентируется по определенным параметрам среды, и дает коррекцию на регулировочные механизмы.
Удаление эпифиза не означает, что настанет полная раскоординация процессов. Нет, все системы саморегулируются и самоуправляются. Но управление этими системами идет уже на полном автономном режиме. Ведущим регулирующим звеном всех систем остается гипоталамус. Но происходит при этом неминуемая ²элевация² его чувствительности на тормозящее действие гормонов с периферии. Он как бы растормаживается, «разбалтывается».
Гипоталамус – партитура для эпифиза. Ядра гипоталамуса ответственны за то или иное управление гормонального статуса. Каждое гормональное направление управляется специфическими ядрами гипоталамуса. Получается замкнутая система самоуправления. Но в то же время эта система не вполне замкнута, а является поводковой от эпифиза. Каждое ядро настроено по - своему на тот или иной ритм, мощность, осциляцию из эпифиза. На все уровни и амплитуды модуляций циркадных, сезонных и онтогенетических колебаний С-М маятника в эпифизе происходят резонансные ответы в соответствующих многочисленных ядрах гипоталамуса. Одна команда рассыпается сразу же на многочисленные подкоманды в разных ядрах. Все эти подкоманды синхронизируются с особенностями активности эпифиза. Чувствительность разных ядер гипоталамуса на изменения в эпифизе разные. Поэтому при изменениях в ²колебательном контуре² эпифиза происходит не одновременное изменение активности определенных ядер гипоталамуса, а лишь отдельных из них. Каждое из которых сонастроено на определенную октаву камертона. То есть с изменением работы эпифиза происходит разновременное и возрастное изменение активности различных ядер гипоталамуса: одни из них наращивают свою активность, другие – наоборот, ²тухнут², становятся неактивными. Это приводит к перестройкам в организме, к возрастным его изменениям, а также к патологическим реакциям и патологической предрасположенности.
Эпифиз – дирижер всего гормонального оркестра. Таким образом, эпифиз дирижирует всем оркестром гормонального управления из гипоталамуса, состыковывает большие и малые ритмы гормональных изменений.
Эпифиз, как и гироскоп, действует на поводковые механизмы. У человека поводковым механизмом является гипоталамус. Вспомним, как влияет гироскоп на поводковые цепи. Это может быть и угол его наклона, это и влияние высоты полета, и многие-многие другие факторы сказываются на крутящемся ²волчке².
Роль эпифиза в качестве ритмоводителя. Точно так же и эпифиз реагирует на огромное количество изменяющихся ритмов. Это ведущий ритмоводитель в организме. Но ритмоводитель этот имеет поводковые входы и выходы. Реагирует на большие и малые ритмы. Ведущей поводковой входящей системой является колебания дня и ночи, вернее освещенности и отсутствие света.
По-видимому, мощной поводковой входящей системой в него являются эмоциональные состояния, а также реакция стресса.
Психогенные рычаги коррекции эпифиза. Но самое главное, что видимо только у человека существует мощный поводок, рычаг управления, привод из коры мозга, то есть сознание. Из сознания, через опосредствующие системы человек в принципе может влиять на работу эпифиза. Только человек. Животным этого не дано!
Возможность такого управления из сознания конечно дана не всем людям подряд, а в первую очередь духовно продвинутым, то есть настроенных на иные духовные ценности жизни, и не ставящие материальные ценности, саму жажду к этим ценностям во главу угла. Эта материальная жажда, алчность необузданность полностью наотрез перекрывает этот дар управления человека самим собой! Каждому свое, у каждого свои ценности и свои интересы.
Такой рычаг из сознания должен накачивать жизненной силой, то есть ВИТАУКТ работу эпифиза. Рычаг не может работать через программы зла (оно даёт истощающую отмашку), а только через энергию добра (дает накопительный, зарядный эффект для Витаукт).
Параметры изменений амплитуды работы эпифиза определяют на какие конкретно поводковые выходы он больше всего будет воздействовать. Эти параметры определяют мощность, размах и т.д. маятника. Их определяют большие и малые колебательные ритмы в организме. Такие многочисленные изменения в его работе, параметры его активности тем или иным его показателем действуют больше на то или иное гипоталамическое звено (ядро), что в конечном счете может привести в разных случаях к совершенно разным гипоталамическим изменениям, а значит, и к разным гормональным сбоям, то есть патологиям.  В одних случаях, когда затрагиваются ядра, ответственные за ТТГ (тиреотропный гормон), идет нарушение по линии щитовидной железы с проявлением целого ряда симптомов этого заболевания. В других случаях идет нарушения в уровне содержания половых гормонов, например, эстрогенов и тестостерона. В конечном счете все зависит от того, в какой степени ²автопилот², то есть эпифиз смог воздействовать на те или иные ядра гипоталамуса.
Но иногда бывает и наоборот - все зависит от того, в какой степени изменилась чувствительность ядер гипоталамуса по разным причинам на фоне одной и той же активности эпифиза. Но это уже отдельное направление исследований.
 
Существование нейрогенного центрального ритмоводителя.
 Эпифиз –   ведущий ритмоводитель организма. Но он заводит и синхронизирует гормональные ритмы. Тем не менее, найден и нейрогенный циркадный (околосуточный ритм) ритмоводитель. Главный хронометр организма – в гипоталамусе. В 1960-х годах были проведены эксперименты по выявлению главного хронометра организма. Оказалось, что он находится в гипоталамусе. Крысы с поврежденным гипоталамусом спали, просыпались, питались и двигались, на первый взгляд, нормально, но в их действиях отсутствовала периодичность. То же происходит и с людьми, чей гипоталамус поврежден опухолью: их сон становится беспорядочным, регулярный режим – невыполним.
Рихтер первая идентифицировала гипоталамус как генератор ритмов тела. Это позволило в дальнейшем другим авторам выявить в самом гипоталамусе самостоятельное ядро, отвечающее за этот ритм. Для этого пришлось разработать приемы изучения трансформации света от глаза до гипоталамуса. Так было найдено, что контрольная область – это надзирательное ядро гипоталамуса (НЯГ), расположенное над перекрестком зрительных нервов – главном соединении нервов обоих глаз. Исследования подтвердили, что НЯГ – главный хронометр организма. Удаление НЯГ приводит к исчезновению большинства физиологических и поведенческих ритмов. Выяснилось также, что НЯГ, удаленное из организма и помещенное в питательную среду, продолжает функционировать с циркадным ритмом и, как показал М. Рольф, при трансплантации родственным видам (предварительно лишенным собственных НЯГ), подчиняет этому ритму новый организм. Так, НЯГ, пересаженный от донора с 20-часовым суточным циклом, заставило реципиента, обладавшего до удаления НЯГ 24-часовым циклом, жить по ритму донора.
Как эти данные состыковать с данными о циркадности работы эпифиза? Кто из этих механизмов первичен, а кто вторичен? Как известно, гироскопов в системе управления самолета не один. Также биологическому организму животного нужно несколько механизмов ритмовождения (гироскопов), чтобы управлять разными сторонами жизнедеятельности. Ясно пока только одно, что работают эти ритмоводители в унисон. Но если НЯГ ведет только циркадные ритмы, то эпифиз отвечает и за сезонные и возрастные ритмы. Если НЯГ – это автоматический биохронометр, то эпифиз заводится через супрахиазматическое ядро на реальные колебания темноты и света.
Но ритм НЯГ – это не врожденное, а приобретенное им свойство. НЯГ только что родившегося ребенка нуждается в первоначальной настройке.